Шпицберген.
Коротко и доступно.

Шпицберген – одно из самых непростых для понимания мест на Земле. И одно из самых необычных. И самых интересных… Рассказать коротко о нем крайне сложно. И в тоже время, столько разных неточностей, а подчас глупостей можно встретить в современном медиапространстве, что мы решили собрать всю важную и полезную информацию в одном месте и развеять некоторые мифы об Архипелаге.

Общие вопросы

Географическое расположение и описание


Шпицберген – архипелаг в Арктике.
Располагается между северными берегами Норвегии и Северным полюсом. Между Гренландией и Землёй Франца-Иосифа. От Тромсё, как и от Мурманска до центральной части Шпицбергена, около тысячи километров. От центральной части Шпицбергена до Северного полюса – около 1 300 километров.
Сам архипелаг, географически расположен между 76 и 80 параллелью северной широты.
Общая площадь всего архипелага – чуть больше 61 000 кв.км.

Состоит из 5 достаточно больших островов, 7 маленьких и ещё множества совсем мелких. Но и весь туризм, и вся жизнь, по сути, сосредоточены на основном и самом большом острове, который называется Западный Шпицберген.
Архипелаг омывается тремя морями – Гренландским, Баренцевым и Норвежским. Но подавляющее число маршрутов связано с фьордами Гренландского моря, омывающего архипелаг с запада.




Климат Шпицбергена


Несмотря на то, что Шпицберген находится в высоких широтах Арктики, он кардинально отличается по климату от всех остальных арктических островов и архипелагов и является, по своей сути, арктическим оазисом. Связано это с тем, что одна из ветвей теплого атлантического течения Гольфстрим «добивает» до западного побережья острова Западный Шпицберген. За счет этого, а также за счет невысоких горных цепей на острове и большого количества ледников, на самом острове Западный Шпицберген формируется свой микроклимат, не характерный для арктических островов и в большей степени напоминает климат северного побережья Норвегии и Кольского полуострова.

Ещё совсем не так давно, средняя температура марта была -19, апреля -13, июня +1,4, июля +4,4, августа +2,8. Однако, на Шпицбергене весьма сильно ощущается потепление и последние 5-7 лет, температура стала выше на 2-3 градуса.

В зимние-весенние месяцы, средняя температура -15, в летние +6+8. В целом, климат значительно более комфортен, чем в других арктических регионах. Но, как и везде в Арктике, все-равно достаточно суров.
Чаще мы сталкиваемся с тем, что гости Шпицбергена готовятся к значительно более суровым условиям, нежели встречают здесь. В то же время, зимние ветра и пурги, остаются в любом случае, значительными психологическими испытаниями.




Полярный день и полярная ночь


С начала ноября по начало февраля на архипелаге полярная ночь.
Темно 24 часа в сутки.

С конца марта по середину сентября – полярный день. Светло 24 часа в сутки.

В остальное время день сменяется ночью, а ночь днем.
И это периоды самых красивых закатов на планете.




Ландшафты Шпицбергена


Ландшафты Шпицбергена характеризуются арктической тундрой, остроконечными горами, ледниковыми стенками, фьордами и заливами. Озер крайне мало. Речки все очень мелкие и не пригодные для сплавов. При этом часть рек протекает в очень живописных каньонах, а часть в широченных долинах. Самая высокая гора Ньютонтоппен, 1712 метров.
Но является сложнодоступной для посещения приезжими с материка гостями из-за внутренних регламентирующих передвижение туристов документов. А также из-за сложности и опасности преодоления ледникового плато Ломоносова и удаленности от жилых поселков.
Но при этом, на Шпицбергене есть очень много других, самых разных гор, высотой 300-400 метров над уровнем моря и от 700 до 900. Это позволяет предлагать очень широкую линейку пеших и треккинговых маршрутов на любой вкус.




Фауна


Фауна представлена северными оленями, песцами, белыми медведями, а также несметным количеством самых разных птиц и морских млекопитающих, в том числе нерпами, морскими зайцами (лахтаками), моржами и большой разновидностью отряда китообразных: белухами, дельфинами, китом малым полосатиком, серым и гренландским китами. Также встречается и синий кит, и финвал, и другие. Практически все вышеперечисленные животные регулярно встречаются во время путешествий.

Чуть реже остальных – белые медведи, так как основная популяция этих интереснейших животных живет несколько севернее, чем находятся поселки. Очень большое количество «птичьих базаров».




Флора


Её практически нет. Очень скудная. Представлена многообразием мхов и лишайников, разными видами мелких арктических цветов-камнеломок и полярными маками. Но в период цветения тундры летом, она великолепна! Деревьев нет. Совсем нет.
Карликовая береза, которая кое-где встречается, не является фактически деревом, как многие думают, а является совсем мелким, стелющимся прямо по тундре кустарником. Совсем мелким.
Также нет ягод – не вызревают.
Грибы растут. Из понятных на материке – грузди и сыроежки.





Как добраться до Шпицбергена

По морю


На Шпицберген не попасть по морю на регулярных судах. Ниоткуда.
Нет у нас «паромов» ни из Мурманска, ни из Киркинеса, ни из Архангельска, ни из Тромсё.


«Морской» вариант посещения Шпицбергена – это только частные и коммерческие яхты или круизные корабли из Европы. Но круизников, приходящих из Европы, не так много, и в таком случае вы покупаете дорогущую программу круиза, а не пассажирскую перевозку.


Да, на рынке много предложений круизов на яхтах и самых разных кораблях вдоль берегов Шпицбергена… Но это не история про «как добраться», а история морского круизного путешествия.


По морю к нам регулярно (примерно 50 раз в год) ходит только небольшой сухогруз (Cargoship) из Тромсё, который нам в поселки доставляет продукты, разные товары и грузы. Но он на борт не берёт пассажиров.




Прямые авиарейсы из России


На Шпицберген нет прямых регулярных авиарейсов из Москвы, Мурманска и Архангельска. То есть нет регулярного прямого сообщения России со Шпицбергеном. Оно было в период с 1975 года по 90-е. Но тоже весьма нерегулярное и, по сути, это скорее были чартерные рейсы «Аэрофлота», выполняемые для Треста «Арктикуголь». Этими самолетами перевозили, в основном, сотрудников. В какой-то период на рынке перевозок появились «Внуковские авиалинии», печально известные крупнейшей авиакатастрофой в 1996 году…

Но есть 6 чартерных рейсов в год Треста «Арктикуголь». Третью декаду каждого четного месяца (февраль, апрель, июнь, август, октябрь, декабрь) из Москвы летает Boieng-373-700. Первоочередное назначение этого чартера, как и раньше, – перевозка сотрудников Треста «Арктикуголь» (новые контракты, отпуска, обратно из отпусков, вылет по окончании контрактов), а также разных командированных, летящих по делам, в том числе сотрудников различных НИИ, подрядных организаций и т.п... Но на нём часть мест предоставляется для перевозки наших гостей на наши туры. Проблема заключается лишь в одном. Чартер прилетает в Лонгьирбюен и через пару часов улетает обратно, на материк… И следующий только через два месяца.

Поэтому вы имеете возможность напрямую прилететь из Москвы или улететь с Острова в Москву, но только в формате «В одну сторону».





Регулярные авиарейсы из Осло и Тромсё


Ну и, наконец, мы подходим к единственному регулярному варианту авиасообщения Шпицбергена с материком. И это регулярные рейсы из столицы Норвегии Осло и менее регулярные из норвежского арктического городка Тромсё на северном побережье Норвегии. И здесь важно сразу же сказать, что те рейсы, которые из Тромсё, на самом деле выполняют те же самые самолеты из Осло, часть из которых делают короткую посадку в Тромсё.

Летают две авиакомпании «SAS» и «Norwegian». В основном на «Боингах». Прямой перелет из Осло занимает 3 часа, через Тромсё – 4,5.

В разные месяцы, в зависимости от «высокого» или «низкого» туристического сезона на Шпицбергене и в зависимости просто от сезона, немного отличается количество и расписание рейсов.

Но это регулярное, практически ежедневное авиасообщение.

Аэропорт Шпицбергена называется так же, как и административный центр архипелага – Лонгьирбюен (LYR). У него бывает выходной по субботам, и это единственный день, когда рейсы не осуществляются. В остальные дни авиакомпании выполняют от 1 до 4 рейсов в день.


Большая часть рейсов улетают из Осло утром (с 8 до 10 утра). Но бывают и дневные, и вечерние рейсы.


Стоимость перелета Осло – Лонгьирбюен – Осло варьируется от 12 до 20 тысяч рублей. Это стоимость «в две стороны». Безусловно, если билеты покупаются глубоко заранее, да ещё и по акциям, то бывает и дешевле. Самые «дешевые» дни недели прилета на Шпицберген – понедельник и среда. Именно поэтому бОльшая часть «длинных» туров у нас стартует именно в понедельник. Самые недорогие билеты «на материк» со Шпицбергена также приходятся на понедельник и среду.

С четверга по воскресенье – самые дорогие тарифы, так как большое количество скандинавов летят на Шпицберген на короткие туры, на weekend, а местные летают на материк.


Как добраться до Осло?

В зависимости от того, из какой точки России или мира вы добираетесь. Но есть прямые ежедневные регулярные рейсы «Аэрофлота» из Москвы, есть много пересадочных рейсов через Ригу и Хельсинки или Копенгаген, или Стокгольм. Пожалуй, это основные удобные пересадочные





Шпицберген в деталях

Посёлки и население


На Шпицбергене никогда не было никакого коренного аборигенного населения.

В Гренландии были инуиты, на Новой Земле и Вайгаче – ненцы, на Кольском полуострове – саами, на Аляске – эскимосы, на Чукотке – чукчи и юкагиры…


На Шпицбергене не было никого. И даже после открытия Шпицбергена в 16 веке на нем никто не жил постоянно. Китобои, трапперы, промысловики – все приходили на сезон. Были становища, базы, дома, фактории и даже поселения, но все они были не более чем сезонными.

Были случаи, когда те или иные промысловики и трапперы оставались жить на Шпицбергене постоянно, но эти случаи были единичны.

Теперь ещё один очень важный факт для понимания Шпицбергена.
Официально на Шпицбергене нет постоянно проживающих людей.

То есть они (мы) есть. Есть люди, которые живут на Шпицбергене 5 –10 –20 – 30 – 40 лет. Есть люди, которые родились и живут здесь всю свою жизнь (в Лонгьирбюене таких не один десяток семей), но официально – нет.

Это связано со статусом Шпицбергена, с одной стороны, с политикой, стратегией Норвегии, с другой, и с определенным здравым смыслом и мироустройством – с третьей.

Люди сюда приезжают на контракты. По сути, без контракта ты не можешь здесь жить и пользоваться теми, пусть и совсем незначительными, но возможностями. И вопрос не только в дороговизне жизни в норвежском Лонгьирбюене или монопоселках Баренцбурге и Пирамиде, а в том, что так изначально всё было устроено и вытекало из статуса Шпицбергена.

По сути, люди сюда приезжали работать и зарабатывать деньги. И часть из них оставалась и пускала корни, насколько возможно пустить корни в лёд и вечную мерзлоту и насколько это позволяет местное законодательство…

Теперь вы знаете эти два очень важных постулата, и вам проще будет воспринять рассказ про поселки Шпицбергена.

Все поселки на Шпицбергене – это изначально угольные рУдники. Кто не в курсе, именно рУдником, с ударением на первый слог, называются посёлки при шахтах. Все они были «рождены» в период «угольной лихорадки» на Шпицбергене в начале 20-го века. И у всех у них очень разная судьба.

Наверное, будет правильно перечислить все поселки, которые были на Шпицбергене изначально, с годами их основания и национальной принадлежностью…

1. Адвент-сити, 1904-1917, Великобритания.


2. Лонгьир-сити, 1906 год. Основал предприниматель из США Джон Монро Лонгьир (именно в честь него и был назван). В 1916 выкуплен Норвегией. Позже переименован в Лонгьирбюен. В настоящий момент поселок является «столицей», административным центром Шпицбергена.


3. Пирамида, 1910, Швеция. Впоследствии выкуплен советским трестом «Северлес» в 1927 году, который реорганизован в 1931 в Государственный трест «Арктикуголь». Законсервирован в 1998, начата расконсервация в 2008, к 2018 году снова жилой посёлок, принадлежащий российскому Тресту «Арктикуголь».

4. Грумант-сити, 1913, Россия, позже переименован в Грумант, несколько раз менял владельцев, в итоге выкуплен Государственным трестом «Арктикуголь». Законсервирован в 1961 году, впоследствии заброшен.

5. Кингсбэй, 1916, Норвегия. Позже переименован в Ню-Олесунн. В 1963 году, после очень серьезной аварии в шахте, добыча угля прекращена, дальнейшая судьба поселка с 1968 года – норвежский арктический международный научный центр.

6. Хьортхамн, 1917 – 1921, Норвегия.

7. Свеагрува, 1917 – 2017, Швеция, впоследствии «вахтовый» норвежский поселок. Законсервирован в 2016, в 2017 было принято окончательное решение о его полной ликвидации, которая продолжается и в настоящий момент.

8. Брюсбюен, 1919 – 1925, Шотландия.


9. Рейпсбург, 1920 – 1921, Нидерланды.

10. Баренцбург, 1921(24), Нидерланды. В 1931 году выкуплен советским Трестом «Арктикуголь», жив по настоящий момент, является «административным центром» российского присутствия.

11. Колсбэй, 1931, СССР. Трест «Арктикуголь». Являлся частью заявочного участка вместе с Грумантом, просуществовал с 1931 по 1961, впоследствии законсервирован и заброшен.

Ну что, согласитесь, нескучная история, правда?

Специально расположили все поселки в хронологии, по «годам рождения». Вспоминаем предыдущий пост про Статус архипелага и Договор о Шпицбергене и постепенно пасьянс должен начать складываться. Как вы видите, 7 поселков из 11 были основаны до заключения Договора о Шпицбергене, а если глубже капнуть историю, то фактически все 11 поселков уже были на момент подписания Договора .

Что же касается годов «смерти» части посёлков-рудников, а также их перекупки, то причин всего две. Первая – непродуманная, ошибочная бизнес-модель на старте или сложности с логистикой. Вторая – Великая депрессия, которая «перекроила» карту собственности на архипелаге в период конца 20-х – начала 30-х, когда спрос на уголь обвалился.

На выходе, к моменту написания поста, мы имеем на Шпицбергене два полноценных живых поселка – норвежский Лонгьирбюен и российский Баренцбург, с населением около 2 тысяч в первом и около 450 – 500 человек во втором. В этих двух поселках достаточный процент людей не только работает, но и живет длительное время.

Также есть ещё два поселка, но скорее все-таки не «жилых», а «вахтовых». Это норвежский Ню-Олесунн – поселок «научников», в котором зимой обитает от 10 до 30 человек, а летом собирается до 100 –130 ученых со всего мира.

И российская Пирамида, которая ожила после 10 лет «консервации», но уже не в качестве рУдника, а в качестве очень интересной туристической дестинации. В Пирамиде зимой работает от 15 до 20 человек, летом – до 40 –50.


Да, есть ещё пятое круглогодичное «поселение» – это польская метеостанция Хорсунн, которая стабильно насчитывает 10 – 12 человек сменного состава круглогодично.

Абсолютно точно невозможно посчитать количество проживающих на Шпицбергене. Кто-то постоянно приезжает, остается, уезжает. Очень много людей на «коротких» сезонных контактах. Но в среднем все население Шпицбергена во всех поселках составляет от 2,5 до 3 тысяч человек одновременно. Зимой всегда меньше, чем летом.

По данным статистики, средний период проживания на Шпицбергене составляет 4 года. То есть ежегодно население Шпицбергена меняется примерно на 25%, а примерно каждые 4 года обновляется. И с одной стороны, это так и есть. С другой, – это похоже на анекдот про среднюю температуру по больнице.

Иначе говоря, например, автор текста живет на Шпицбергене 7-й год и в личных ощущениях – процентов десять людей живут дольше чем автор и часть из них значительно дольше. Возможно, что около 10 % жителей Шпицбергена – «старожилы» или практически постоянные местные. Путаницу еще вносит тот факт, что есть люди, которые, прожив 2 – 3 – 5 лет, уезжают, а потом через год-другой возвращаются. И некоторые из них это проделывают не по одному разу. Поэтому очень интересная на самом деле мешанина.

Не менее интересен и «национальный» состав жителей Шпицбергена.

Во-первых, потому что в разные периоды и эпохи он кардинально отличался. Во-вторых, потому что этот процесс очень живой.


Например, практически до конца 80-х – начала 90-х годов на Шпицбергене доминировали граждане СССР.

В поселке Баренцбург проживало от 1400 до 1600 человек, в тот же период в Пирамиде работало более 1 000. Иначе говоря, граждан СССР (до 1991 года) было порядка 2 500 человек. В это же время норвежский Лонгьирбюен насчитывал всего 600 – 800 человек…

Во второй половине 90-х годов процессы пошли ровно в противоположенном направлении – количество жителей Лонгьирбюена стало расти, а количество работающих в Тресте «Арктикуголь» и проживающих в Баренцбурге и Пирамиде значительно сокращаться.

Объяснений этим процессам очень много. Но в основе – экономика и геополитика. Рассказывать про это тоже можно бесконечно. И спорить тоже.

Национальный состав. До 90-х все было понятно. Граждане Норвегии и СССР.

Дальше – с одной стороны, на Шпицбергене начинаются очень интересные процессы у норвежцев – они уходят от монополии государственной компании, у них появляется муниципалитет и частная собственность, они начинают диверсификацию экономики и построение постиндустриального общества, в котором, кроме всего прочего,

появляется осмысленный подход к развитию туризма, культурной и научной деятельности. А Российская Федерация как правопреемник СССР несколько ослабляет свое геополитическое присутствие на Шпицбергене.

В итоге, спустя примерно 25 лет после начала нового периода истории Шпицбергена, мы имеем следующую картину по проживающим на архипелаге:

Около 1 500 человек – граждане Королевства Норвегия. Это примерно половина всего населения архипелага и порядка 60 – 70 процентов населения Лонгьирбюена. Здесь важно отметить, что до туризма подавляющее большинство жителей Лонгьирбюена были норвежские шахтеры и их семьи. С приходом туризма и постепенным уходом из угольной промышленности все изменяется на глазах, и нельзя сказать, что правительство Норвегии не переживает по этому поводу. Они реально сейчас озабочены проблемой «растворения» норвежцев всеми остальными.

Также в Лонгьирбюене проживает около 140 шведов, 50 датчан, около 120 тайцев, около 40 филиппинцев, примерно столько же немцев, украинцев и россиян, человек по двадцать американцев, британцев и поляков, десяток исландцев и финнов… А в общей сложности – граждане около 50 государств!

Цифры постоянно меняются, но не столь кардинально, за исключением самого последнего периода, связанного с карантинными мерами по коронавирусу, закрытием границ и серьезным падением в туризме…

Безусловно, перечень основных национальностей у многих из вас вызывает дополнительные вопросы. Например, что там делает такое количество тайцев и филиппинцев? Все просто. На тайцах держится большая часть сферы услуг – горничные, уборщицы, продавщицы, официантки. Большая часть филиппинцев работает на разных кораблях.

Что притягивает всех остальных? Всё очень по-разному. Но в основном едут по трем причинам. Одни – заработать денег, вторые – за новым опытом, «экспириенсом» и вызовом самому себе, третьи – романтики, куда уж без них в Арктике?

Есть ли те, кто едут осознанно «жить в Арктику, потому что любят»?
Да, какой-то незначительный процент есть и таких людей. Но скорее, этот тип людей рождается из всех трех категорий уже здесь, на Шпицбергене. Так бывает чаще.

И нет, и не может быть никакой статистики по процентам: сколько из приезжающих перерождается во взглядах и как, и из-за каких процессов всё это происходит…

И, как и везде, во всем мире, весьма высок процент сумасбродов, авантюристов, проходимцев и прочих разновидностей случайных людей. Красивые картинки Арктики и налёт «героики» их сюда особенно привлекает… Но физические процессы в Арктике влияют на всё. И на природу, и на человека. Кто-то становится частью этого «ледяного» архипелага, кто-то выпадает быстро в изморозь или тает и стекает обратно в мировой океан….

Про население Баренцбурга – здесь всё значительно проще. Так сложилось исторически, с самого момента основания Треста «Арктикуголь» в 1931 году, что основной процент работающих здесь людей являлись украинцами, шахтерами с Донбасса. В период СССР география работающих в российских (советских) поселках – «от Москвы до самых до окраин», но основной костяк был именно из Донецкой и Луганской областей УССР. После распада СССР кардинально ничего не изменилось. Впрочем, к началу 21 века, пожалуй, россиян, живущих в Баренцбурге, практически совсем не осталось. Летом какое-то количество было из разных НИИ, а в среде шахтеров эта цифра стремилась к нулю.

Однако, за последние пять лет ситуация стала меняться. В том числе во многом благодаря тому, что Трест «Арктикуголь» после 2010 года так же взял направление на диверсификацию экономики и начал постепенно развивать туризм. В настоящее время в Баренцбурге живет и работает достаточно большое количество россиян. Но граждан Украины и «молодых» республик по-прежнему больше. В основе этого вопроса на первом месте все-таки исторически сложившаяся ещё 90 лет назад ситуация, на втором, безусловно, экономика и геополитика.

В завершение этого поста бегло и тезисами перечисляем ещё ряд важных для представления о Шпицбергене моментов про поселки и население:

- Все жилые поселки расположены на единственном «обитаемом» острове архипелага, который называется Западный Шпицберген. Более того, кроме Ню-Олесунна и польской метеостанции Хорсунн, все поселки находятся по берегам Исфьорда.

- Дорог между поселками нет! Совсем нет! Поэтому все передвижение зимой – на снегоходах, летом – по морю на катерах. Всесезонно летают вертолеты, но они не

перевозят туристов. Коммерческая перевозка туристов воздушным транспортом на Шпицбергене запрещена. Эта история накладывает отпечаток на всю жизнь на Шпицбергене.

- В Лонгьире и Баренцбурге есть школы, детские сады, больницы (поликлиники), бары-рестораны, досуговые центры, магазины – то есть все атрибуты обычной «нормальной» материковой жизни.

- Основной язык общения на Острове, кто бы что не говорил, – английский. При том, что законодательно на Шпицбергене зафиксировано два официальных языка – норвежский и русский. Безусловно, что в Баренцбурге и Пирамиде все местные говорят между собой на русском. А вот в эфире Лонгьира звучит постоянная гремучая смесь. Причем как в прямом, так и переносном смысле. И периодически выстреливают недовольства по этому поводу со стороны некоторых норвежцев. Но недовольных норвежцев незначительное количество, и они всегда не только остаются в меньшинстве, но и ставятся на место своими же соотечественниками.

На фотографиях "живые" Лонгьирбюен, Баренцбург, Пирамида и Ню-Олесунн и уже не существующие в жизни Бейпсбург, Брюсбюен и Адвент-сити...

За фотографии спасибо: Сергею Доля, Даниилу Тюрюмину, Kévin Texier, Владимиру Арнаутову, Дмитрию Дексгеймеру.




Губернатор архипелага


Сюссельманен (Sysselmannen på Svalbard) – так официально на норвежском языке называется должность Губернатора Свальбарда (Шпицбергена).

Губернатора на Шпицбергене не выбирают, а назначают. Причем назначает каждого

следующего Губернатора Шпицбергена Министр юстиции Норвегии. Стандартный срок правления Губернатора Шпицбергена – 4 года. Были редкие случаи, когда срок губернатора продлевают ещё на 4 года. Так было с прошлым губернатором, Оддом

Ульсеном Ингерё, который управлял архипелагом с 2009 по 2017. Более того, этот губернатор был уникален тем, что до второго своего правления он ещё успел побывать в этой должности с 2001 по 2005 год. Но в остальных случаях – 4 года и переназначение.


Непростой статус архипелага вносит коррективы и в должностные обязанности губернатора.
По сути, губернатор не управляет архипелагом. Его основная задача – контроль и координация соблюдения всех законов и нормативных актов всеми хозяйствующими субъектами.

Некая глобальная функция юриста, третейского судьи и «смотрящего» за выполнением правил.
Также в круг обязанностей Конторы губернатора входит соблюдение экологического законодательства, полицейские функции, координация действий Службы Спасения Свальбарда (местный отряд МЧС с очень широким функционалом).

То есть сами законы, нормативные акты, контроль и проверки создают и исполняют самые разные профильные ведомства, комитеты и службы (например, Горный инженер отвечает за вопросы безопасной угледобычи, Ветеринарная служба – за контроль за собаками, Трудовая инспекция контролирует взаимоотношения работодателей и работников). Практически все инспекции материковые, прилетают по тем или иным графикам и проверяют всех подряд или выборочно. Задача Конторы губернатора – координировать и помогать контролировать.

В зависимости от уровня компетентности губернатора и всей его конторы вопросы решаются быстро или медленно, четко или не очень. Но в каждом конкретном непростом случае включается принцип «Не навредить и не нарубить дров».

Пара интересных фактов.


- Нынешний Губернатор Шпицбергена – женщина, которая до Шпицбергена руководила системой исправительных учреждений Северной Норвегии.

- В свете глобальной феминизации мира и с учетом того, что нынешний губернатор не мужчина, а женщина, официальное название должности переименовывают из Sysselmannen в просто Syssel.




Оружие на Шпицбергене


Оружие и Ощущение «Дикого запада» на Шпицбергене не покидает первые дни. Едва ли есть ещё регион в мире, где вы регулярно видите людей с оружием.

Это не традиция, это закон.

Закон, запрещающий выходить и выезжать за пределы поселков без огнестрельного оружия и сигнальных пистолетов в целях безопасности при встрече с белым медведем.
Соответственно, большое количество гидов и просто местных жителей, при выезде в Баренцбург или Пирамиду, едут с оружием. Также гиды и жители Баренцбурга, при выезде в Лонгьир и между поселками, также берут с собой оружие. В самих поселках у вас оружие должно быть разряжено – патроны и затвор отдельно.

При входе в магазины, бары, рестораны, отели, музеи оружие вы сразу же сдаете в оружейные шкафы, ключи от которых находятся у персонала заведений.
Оборот оружия на Шпицбергене весьма внушителен. Особенно сигнальных пистолетов. Есть два оружейных магазина, есть «прокат» оружия. Просто так, с улицы, в аренду оружие не взять – нужны подтверждающие национальные разрешительные документы на владение оружием и их перевод на норвежский или английский язык.
Чаще у местных можно встретить современные нарезные карабины. Но также можно часто встретить и винтовки Маузер периода Второй Мировой войны, и наши отечественные «Лоси». Часть местных франтов «на стиле» ездят с револьверами. Но они четко понимают, что в случае неконтролируемого конфликта с медведем рассчитывать придется только на свой опыт в уходе от конфликта. Ну, или, в случае чего, пустить себе пулю в лоб, чтобы не мучиться (это одна из расхожих местных шуток).




Традиции – обувь.


На Шпицбергене в очень многих общественных местах снимают обувь и ходят босиком или в тапочках, которые есть повсеместно.

Да, это старая, добрая шпицбергенская традиция. Говорят, что история традиции корнями уходит еще к голландским рудокопам начала 20 века. Именно они стали снимать обувь, чтобы не таскать повсеместно за собой угольную пыль.

Правда это или нет или была какая-то другая история, точно сказать не можем. Но в норвежских поселках Шпицбергена эта традиция существовала очень давно. С началом развития туризма в российских поселках, с 2015 года, эта традиция пришла и в российские поселки Баренцбург и Пиармиду.

В отелях, хостелах, больницах, Домах культуры, музеях, учебных заведениях и в части баров и ресторанов всех поселков Шпицбергена вы увидите самые разные обувницы и тапки. Если они стоят на входе, значит, вы снимаете обувь и ходите босиком или в тапках. При этом не переживайте, полы везде стараются содержать в полной чистоте. И тапки регулярно моются, дезинфицируются и обновляются.

Кроме того, обычно при входе во многие заведения вы можете увидеть таблички, которые вам подскажут, нужно здесь снимать обувь или нет. Безусловно, часть гостей пренебрегает этой традицией. Чаще вам или не скажут ничего или вежливо попросят снять обувь. Никто ниоткуда не выгонит и штраф платить не заставит… Однако неуважение местных традиций – не самый правильный вариант поведения, согласитесь.




Заповедники и национальные парки


65% территории архипелага Шпицберген находятся в Особо Охраняемых Природных Территориях. 65% от всей суши и 91,5% от всех территориальных вод находятся под охраной государства!

В том числе это 7 национальных парков (из 44 по всей Норвегии), 6 природных заповедников, 15 птичьих заповедников и один геотоп (охраняемая геологическая зона).

Из этого следует, что Шпицберген, как объект уникальной арктической экосистемы и как культурный объект очень жестко охраняется государством.

И при этом вся система природоохраны вполне по-добрососедски сосуществует с туризмом.
Да, не без конфликта интересов периодически, не без «перегибов» и тем не менее.
И здесь большая часть местных жителей и туристическое сообщество играют в одной команде и по одним правилам.

Нарушителями правил являются чаще «заезжие» самостоятельные, «самоходные» туристы – как в зимний сезон, так и в летний приходящие на яхтах. Иногда среди «нарушителей» встречаются те или иные круизные корабли. Но нарушения весьма жестко пресекаются, вплоть до штрафов, судов и депортаций.

Однако другой раз те или иные экологические запреты и ограничения являются очень спорными и подчас абсурдными. И в этих случаях стоит бороться и отстаивать свои права, и мы, местные, периодически это делаем. С переменным успехом, но тем не менее.

Но иначе нельзя. Иначе очень быстро потеряется уникальность Шпицбергена, его природа, его атмосфера.

И именно поэтому Шпицберген по праву многими считается «Последней территорией дикой природы в Европе».

Жесткое законодательство в сфере природоохраны и охраны исторического и культурного наследия Шпицбергена рождает много нормативных и законодательных запрещающих актов. Подчас странных, но странных только на первый взгляд и для людей, которые недостаточно знакомы со Шпицбергеном.

Например, бытует миф о том, что на Шпицбергене существует запрет на сбор плавника и вообще любых дров и разведение костров. На самом деле закон

предписывает максимально аккуратно и внимательно относиться к выбору дров для костра, чтобы случайно не сжечь тот или иной культурный объект. Например, кажущаяся ненужной деревяшка может оказаться перекладиной поморского поклонного креста или частью корпуса корабля, или частью трапперского становища.
Поэтому во главе угла, во всем – здравый смысл! Не уверен – оставь на месте, не трогай.
Но на побережье вполне достаточно плавника, паллет и других остатков современной хозяйственной деятельности. Также дрова можно купить в магазине или на заправке или собрать в самих поселках.

Разжигать костры запрещено в тундре и разрешено на побережье, не покрытом растительностью. Поэтому чаще всего костры при необходимости разводят на литоралях или в устоявшихся местах бивуаков. Но никто никогда из местных жителей или местных туроператоров не будет разжигать костер абы где. Да и в большинстве случаев воспользуются газовыми горелками.

Экологическое законодательство регламентирует также посещение тех или иных территорий (сроки посещения, трафик, дистанцию до объектов или птиц и животных и т.п.). Но при разумном подходе, здравом смысле и ответственности все эти правила и требования вполне выполнимы.
Знаете, здесь как нигде все приезжающие очень быстро проникаются вопросами дружелюбного и бережного отношения к природе…





Миф о границах


Гласит следующее: «Шпицберген разделен на российскую и норвежскую части». Дальше есть вариации на тему, что архипелаг разделен пополам, о том, что для переезда из российской в норвежскую часть и обратно нужны визы, и всё в таком же духе.

Итак,во-первых, государственных границ на архипелаге нет. Весь архипелаг находится под суверенитетом Королевства Норвегия.

Во-вторых, нет такого понятия как российская часть архипелага.
Есть пять участков, общей площадью порядка 251 квадратного километра, находящихся в собственности Федерального государственного унитарного предприятия «Государственный Трест «Арктикуголь».

Обратите внимание на тонкость. Очень важную юридическую тонкость!
Участки принадлежат не Российской Федерации, а именно ФГУП «ГТ «Арктикуголь». И это не совсем одно и то же.

Пять участков это: Баренцбург, Пирамида, Тундра Богемана, Грумант и Колсбей. Последние два участка граничат друг с другом и, по сути, скорее являются одним участком, но по документам на собственность – двумя разными.

И ещё раз подчеркиваю, что земля (участки) не в аренде, а именно в собственности.

Кроме участков в собственности, у Треста было достаточно много участков в аренде. В основном там в период 60-80 годов проводились интенсивные изыскательные работы по поиску разных полезных ископаемых. В настоящий момент практически от всех подобных участков Трест отказался, но оставил несколько для ведения текущей хозяйственной деятельности.

Никаких виз на самом острове не нужно. Нет границ. Нет пограничников. Перемещение по всему архипелагу свободное, с точки зрения пограничного режима и тех или иных формальностей.

Более того, если вы летите через материковую Норвегию (а это основной путь на Шпицберген), то при вылете на Шпицберген пограничный контроль Норвегии вам «закроет» визу. То есть, летя на Шпицберген, вы покидаете «Шенгенскую зону». Материковая Норвегия входит в Шенгенскую зону, а Шпицберген, являясь Норвегией, нет. Вот так.
И это снова особенности статуса Шпицбергена по Договору о Шпицбергене 1920 года.




По каким законам живут российские посёлки


Все поселки, и российские, и норвежские, и польская метеостанция Хорсунн, живут по законам Шпицбергена. Часть из которых не отличаются от законов материковой Норвегии, а точнее ими и являются, а часть законов –именно местных и отличаются в ряде случаев от нормативных актов материка.

Если вы, как физическое лицо, совершаете правонарушение, судить вас будут по законам Норвегии, и в случае серьезной провинности отправят вас после суда в норвежскую тюрьму. Вне зависимости от того, какой вы национальности и гражданства.

Этот вопрос очень часто не укладывается в головы как местных жителей Шпицбергена (вне зависимости от гражданства), так и в головы приезжающих гостей… Потом многие удивляются…


Если мы говорим о юридическом лице Трест «Арктикуголь», то при ведении хозяйственной деятельности мы обязаны соблюдать как норвежское законодательство (законодательство Шпицбергена), так и законы и нормативные акты Российской Федерации. Да, это очень непросто, и существует ряд тех или иных противоречий. И мы обязаны всё соблюдать.




Алкоголь


Про талоны на спиртное

По закону 1928 года было запрещено производить на Шпицбергене спиртные напитки. Любые, а их потребление всегда регламентировалось. Спиртными напитками считались все жидкости крепостью свыше 2,5%.

Арктика и алкоголь – вещи неразлучные. Безусловно, в разумных количествах алкоголь в Арктике не только нужен, но и полезен. Например, ещё с «голландских» времен шахтеры получали вино как часть обязательного «пайка». И эта традиция очень долго соблюдалась в норвежских шахтах на Шпицбергене. Но вот с «границами разумности» всегда непросто…

Арктика сто лет назад – это территория мужчин, оставивших по тем или иным причинам на материке свои семьи. Маленькое сообщество единомышленников, спартанский быт, внутренняя теснота, внешняя изоляция, опасная работа, тяжелый физический труд, сложные погодные условия и в целом – вокруг агрессивная среда и белые медведи. И если летом ко всему этому можно было более или менее адаптироваться, то полярные зимы рвали самые крепкие нервы в клочья.

Алкоголь являлся целебным и смягчающим все неприятности зельем, если не злоупотреблять. А спиртным в Арктике, в той или иной степени, злоупотребляли во все эпохи.

И вот, дабы не увеличивать травматизм и самые разные несчастные и подчас трагические случаи, спиртное жестко ограничивалось. Кроме того, и в Норвегии, и в России традиции самогоноварения уходят глубокими корнями в историю и культуры народов. В материковой Норвегии, кстати, особенно в северных коммунах, самогоноварение и сейчас является неотъемлемой частью культуры. Да и пиво варят повсеместно. В России, потом в СССР и снова в России, самогоноварение сколько ни преследовалось, а все равно оказалось неискоренимым.

Вот поэтому с 20-х годов прошлого столетия на Шпицбергене законодательно был введен запрет на любое производство алкоголя, в том числе на пивоварение.

Лимиты на продажу спиртного

Лимиты незначительно менялись со временем и немного отличались в норвежских поселках и в российских. И вы не поверите, но в российских лимиты всегда были меньше. Так сложилось исторически, и это действует по сей день.

В норвежском Лонгьирбюене месячный лимит на алкоголь выглядит следующим образом: 2л крепкого алкоголя (или до четырех бутылок крепленого вина), 0,5 л крепленого вина, 24 банки пива с содержанием алкоголя не более 4,75% (однако до 24 банок из годовой квоты могут содержать до 7% алкоголя по объему). Остальное вино, кроме крепленого – без ограничения, но в разумных количествах.

В российских поселках в настоящий момент можно приобрести до 1,4 литра крепких спиртосодержащих напитков, пиво и вино без ограничения, но в разумных количествах.

Более того! Этот же лимит действует и для всех прилетающих гостей и туристов архипелага.

В Лонгьире, если вы не местный, при предоставлении посадочного талона на место в самолете, в котором вы прилетели, вам продадут в единственном винном отделе местного супермаркета не более 2 литров крепких напитков, 1 л крепленого вина и 24 банки пива. Но только если вы прилетели. Если вы пришли по морю, «крепыш» в бутылках вам не продадут вообще. При этом в барах можно выпивать до полуобморочного состояния.

Мы ещё успели застать времена, когда в Баренцбурге и сахар был по «лимиткам», не более 2 килограмм в месяц, дабы сдерживать самогоноварение. Но с этим атавизмом мы не так давно расстались, предложив в альтернативу большее разнообразие самых разных спиртных напитков как в магазине, так и в местных барах.

… Но, как сказал Амундсен: «Алкоголь в полярных регионах — это лекарство, если его употреблять с умом. Поднадоевшие друг другу за неделю мужчины, почувствовав запах рома, тут же становятся лучшими друзьями, — они продолжают путешествие и снова не разлей вода». Поэтому и не пристало нам быть ханжами. Вкусная выпивка с вкусной закуской да в хорошей компании – основа крепкой дружбы!




Самые северные пивоварни в мире


Хронология событий.

2007 год. В Лонгьире одному из местных предпринимателей приходит в голову мысль: «А почему бы не начать варить пиво?». Он задумывается, начинает изучать нормативно-правовую базу, после чего задумывается ещё глубже и надолго.

2010 год. В Баренцбурге генеральному директору Треста «Арктикуголь», на очередном рабочем совещании по реконструкции теплосетей и зданий поселка, приходит мысль: в одном из аварийный зданий сделать пивоварню. Самую северную в мире.

2011 год. В Лонгьире местный норвежский предприниматель все-таки решает попробовать начать заниматься пивоварением. Создает юридическое лицо и вступает в переговоры с норвежскими властями по вопросу об изменении нормативного акта 1928, запрещающего варить пиво на Шпицбергене.

2012 год. 26 октября 2012 г. в Баренцбурге, в здании бывшего банно-прачечного комплекса, после завершения капремонта болгарская компания «Бель Альфа Форум» устанавливает оборудование для микропивоварни бельгийского производителя «CoEnCo». Хмель, солод и дрожжи, как и сами рецепты пива – бельгийские. Солод известной мировой марки «Castle Malting».

Самая северная пивоварня в мире (Баренцбург расположен на 78°04’0” северной широты и 14°13’0” восточной долготы) получила название «Красный медведь».

10 ноября 2012 года проводится первая дегустация пива, сваренного на Шпицбергене. Но есть один важный нюанс. Крепость пива составляет 2,4 %. То есть, по сути, оно практически безалкогольное. Но вкусное! Качественное сырье, качественное оборудование, местная вода из ледникового озера Стемме – при таких составляющих, успех гарантирован.

Затем около четырех лет мы варили пиво крепостью не более 2,4%. Три сорта: светлое, темное и амбер. По сути, это были светлый и пшеничный лагеры с традиционными, бельгийским и немецким, вкусами.

2014 год. Норвежский предприниматель «пробивает» поправку в закон и получает разрешение на варку пива на Шпицбергене крепостью до 7%! Спустя ТРИ года!

2015 год. Начинает работать норвежская пивоварня «SVALBARD BRYGGERI AS» в Лонгьире. Слоганом компании становится: «How we changed the law to make the real polar beer», что в переводе означает: «Как мы изменили закон, чтобы делать настоящее арктическое пиво».

2016 год. После полуторагодового согласования полного комплекта документов пивоварня Баренцбурга «Красный медведь» начинает, следом за Лонгьиром, варить пиво крепостью до 7%. Нельзя не упомянуть тот факт, что наши соседи-пивовары из Лонгьира помогали нам консультациями в вопросе оформления всех необходимых документов.

2017 год. Норвежские друзья «пробивают» разрешение варить пиво сортов крепче 7 оборотов!

2019 год. Пивоварня Баренцбурга «Красный медведь» переходит на английский солод компании Simpsons Malt, основанной в 1862 году Джеймсом Паркером Симпсоном. Вместе со сменой сырья меняется и концепция. Далее мы производим три вида пива «круглогодичного»: Pale Ale, IPA, Stout и два «сезонных» — это Lager (летом) и Imperial Stout (зимой) и один Cream Ale «Пирамида» по нашему «фирменному», местному рецепту.

Для производства наших сортов пива мы используем Солод Malt Finest Lager и Malt Best Pale Ale.

Неизменным и важнейшим ингредиентом остается ледниковая вода.

К настоящему моменту пивоварня Лонгьира в основном делает акцент на промышленное производство, в том числе «баночного» пива, большая часть из которого уезжает на материк. Мы в Баренцбурге пока продолжаем придерживаться традиций и идеологии старого доброго «лампового» крафтового пивоварения. На наш взгляд, эта история более душевная.


Абсолютно точно следующее:

- Мы на Шпицбергене варим качественное пиво, и оно одно из самых вкусных в мире! Ведь залог успеха – это солод и вода. Вода у нас фантастическая!

- Мы варим САМОЕ СЕВЕРНОЕ ПИВО В МИРЕ! И когда вы в Норвегии встречаете кучу баночного пива, произведенного в Тромсё, надпись на котором гласит: «Самое северное пиво», знайте – вас нагло обманывают.

- И две пивоварни на Шпицбергене – это пример дружбы, сотрудничества и коллаборации при достижении, казалось бы, абсолютно нереальной цели.





Уголь Шпицбергена

Действующие Шахты


Сколько действующих угольных шахт на Шпицбергене?
В настоящий момент осталось две действующих угольных шахты.
Шахта №7 в норвежском Лонгьирбюене, принадлежащая государственной компании StoreNorske.
Шахта рудника Баренцбург в российском Баренбурге, принадлежащая государственному тресту «Арктикуголь». Не так давно еще была жива норвежская шахта Sveagruva, которую сначала законсервировали, а потом полностью закрыли.




Новые шахты


Могут ли в будущем появиться ещё угольные шахты?

Точного ответа не может сегодня дать никто. Но скорее нет, чем да.

Во-первых, вопрос экологии. Норвежцы всячески препятствуют и будут препятствовать любой человеческой деятельности на Шпицбергене, которая может нарушить и без того шаткий экологический баланс в Арктике. И в том числе именно они в последние годы активно ищут альтернативные углю источники энергии, которые можно применить на Шпицбергене. Но пока не находят.

Во-вторых, ни для кого не секрет, что уголь на Шпицбергене перестал быть рентабельным бизнесом еще сто лет назад. С 30-х годов и норвежская, и российская государственные угольные компании постоянно дотировались правительствами.


И если до 70-х годов все-таки уголь был нужен и добыча его имела определенный экономический смысл, то после 70-х российская угольная история на Шпицбергене – это история исключительно «присутствия». Норвежцы же пытались несколько раз все-таки вытащить добычу угля на экономический уровень, но каждый раз безуспешно. Последний огромный провал был уже в начале этого века, когда в модернизацию шахты в Свеагруве были вложены огромные даже по норвежским меркам средства, которые в итоге не сработали. То есть компания вышла на очень «взрослые» результаты по добыче угля, примерно на 10 –15 лет (с 2001 по 2015), а затем добыча резко сократилась и уже больше никогда не поднимется.
Разговоры о возможности возобновления добычи угля в российском Колсбее ведутся периодически и сейчас…




Уголь только для собственных нужд?


Правда ли, что действующие шахты в Лонгьире и Баренцбурге добывают уголь только для собственных нужд?

Нет, это не правда. И это один из самых устоявшихся и часто повторяющихся мифов. Несмотря на то, что в настоящее время уровень добычи угля и у нас, и у норвежцев на Шпицбергене минимален и никоим образом не может сравниваться с добычей угля на материке (похоже, на Шпицбергене две самых маленьких существующих угольных шахты в мире), но все-таки бОльшая часть добытого угля экспортируется.
Результаты и у нас, и у норвежцев примерно одинаковы. Добывают обе шахты порядка 120 000 тонн в год, из которых около 30 000 тонн используется на ТЭС в Баренцбурге и в Лонгьире для выработки тепла и электричества, и порядка 90 000 тонн уходит на экспорт в страны Европы. Деньги, вырученные от экспорта, обе компании используют на Шпицбергене, но, безусловно, они не могут покрыть все расходы на добычу угля и содержание инфраструктуры.




Добыча нужна чтобы не потерять Шпицберген?


Правда ли то, что добывать уголь необходимо, чтобы не потерять участки и возможность вести здесь хозяйственную деятельность?

Это тоже один из самых популярных мифов. Обычно он звучит так: «Россия обязана добывать уголь, иначе потеряет право вести хозяйственную деятельность на Шпицбергене».

Короткий ответ простой: «Нет, это не правда».

А вот объяснить, почему это неправда – непросто.
Вопрос именно в том самом Договоре о Шпицбергене 1920 года и последующих двух документах 1925 года – «Горного устава Шпицбергена» и «Закона о Свальбарде (Шпицбергене)».

В общем, отправной точкой к этому мифу были статьи этих документов, касающиеся взятых в аренду участков для добычи угля. Там действительно очень подробно
прописывался порядок использования участков. И сколько времени отводится на подготовку к началу добычи, и сколько человеко-часов должно быть отработано, чтобы право на участок сохранялось, и т.д.
Но, во-первых, мы неоднократно говорили о том, что «стартовый» договор о Шпицбергене 1920 года и «Закон о Свальбарде» 1925 года были созданы очень сырыми, 100 лет назад и имеют весьма много атавизмов.

Во-вторых, И ЭТО ГЛАВНОЕ, – участки Треста «Арктикуголь» на Шпицбергене являются СОБСТВЕННОСТЬЮ Треста «Арктикуголь». Поэтому даже если Трест перестанет добывать уголь, то и права на участки, и права на ведение предприятиями Российской Федерации хозяйственной деятельности на Шпицбергене останутся незыблемыми.




Зачем добывают уголь?


Тогда зачем вообще добывают уголь на Шпицбергене, если это никому не нужно?

Это вопрос правильный и интересный. Давайте начнем с простого.

История постоянной хозяйственной деятельности началась с угля и продолжалась углём. Уголь для хозяйственной деятельности был основой всего. И электричество, и отопление, и продажи, и общество – всё танцевало вокруг угля. И было это одинаково и логично как для норвежцев, так и для России.


В 90-х «норвежский» Шпицберген пошёл по пути развития деятельности и диверсификации экономики. По сути, вслед за материковой частью норвежский Шпицберген пошел в постиндустриальное общество.

В чем это выразилось?
- Государство, по сути, разрушило 100% монополию государственной угледобывающей компании «StoreNorske». Часть недвижимости ушло из компании в местный муниципалитет (который тогда только и появился), затем появилась частная собственность.
- Появился муниципалитет Лонгьирбюена. Мэрия. То есть развитием поселка, всесторонним развитием начала заниматься местная мэрия во главе с мэром (должность выборная).
- Очень активно начал развиваться самый разный местный бизнес. Сервисные и обслуживающие компании, магазины, общепит, услуги, туризм…

- Начал развиваться туризм. Всего 30 лет назад (а реально даже значительно меньше) на Шпицбергене начал развиваться норвежский туризм и HoReCa.
- Продолжила развиваться наука. В самых разных направлениях и ипостасях. На выходе появился международный арктический университет UNIS, статус которого вырос весьма сильно за последние годы.


За последние тридцать лет, всего за тридцать лет, Лонгьирбюен изменился до неузнаваемости! Из маленького затрапезного угольного рудника, с полным набором историй в стиле «дикого запада эпохи Клондайка», Лонгьирбюен превратился в очень самобытный современный норвежский арктический поселок. Даже не за тридцать лет, а за двадцать. Последние 10 лет Лонгьир просто продолжает последовательно развиваться.


Да, влияние государственной угольной компании StoreNorske на жизнь и жизнедеятельность Лонгьирбюена остается очень сильным! И бОльшая часть недвижимости осталась в их активах, и сервисные компании зависят от них очень

сильно. Да, регулярно возникают те или иные конфликтные ситуации между «угольщиками» и мэрией, между угольщиками и Конторой Губернатора. Да и в целом всё непросто. Но всё развивается.

Теперь самое важное!


Именно угледобывающая компания StoreNorske является, по сути, стержнем, скелетом всего общества Лонгьирбюена!

Семьи шахтеров являются основой сообщества проживающих в Лонгьире. В том числе именно норвежцев. Они – хранители традиций.
Шахтеры, уходившие в разное время из угледобычи в предпринимательство, являются владельцами многих компаний в малом бизнесе.
Благодаря заказам StoreNorske живут сервисные и обслуживающие компании.
Шахтеры сегодня решают вопрос источника энергетики.

Поэтому можно сколько угодно говорить о том, что уголь добывать бессмысленно.
Но сначала нужно найти решение всех вышеперечисленных вопросов.

И тут мы должны помнить, что и наука, и туризм – это замечательно. Но оба эти направления в большей степени строятся на непродолжительных контрактах и сезонности.


В общем, именно угледобыча на сегодняшний день является скелетом.
И что будет в момент, когда от угля откажутся, очень большой вопрос.
В той или иной степени на сегодняшний момент аналогичная ситуация – в российском поселке Баренцбург.
Хотя она другая. Она совсем другая. Но суть того, что именно угледобыча является основой общества, в сегодняшних реалиях неоспорима.




Что будет, когда уголь закончится?


А что будет, когда уголь закончится?


Тут смешная и неоднозначная история, но именно на этот вопрос отвечаем кратко:
«Уголь, в принципе, закончится нескоро». Разведанные запасы угля на Шпицбергене и у норвежцев, и у нас более чем достаточные.





Выбросы угольных ТЭС очень вредны


Выбросы угольных ТЭС очень вредны для экологии Шпицбергена. Да и вообще выбросы угольных ТЭС в любом случае вредны. У норвежцев суперсовременные очистные сооружения на их ТЭС. Да, они достойны уважения, восхищения и даже зависти, в этом вопросе есть чем гордиться! Вред от выбросов угольной ТЭС в Лонгьире сведен к минимуму. У нас в Баренцбурге всё не так радужно.
Однако после капитальной реконструкции ТЭС Баренцбурга около десяти лет назад всё стало значительно приличнее, чем было ранее. И на сегодняшний день выбросы нашей ТЭС по ПДК вполне устраивают норвежцев, требования которых весьма жесткие, а мониторинг за выбросами – постоянный. Если сравнивать наши выбросы с норвежскими на Шпицбергене, то нам есть к чему стремиться. Если сравнивать наши выбросы с выбросами угольных ТЭС в России, то у нас всё значительно приличнее.




Дороги посыпают углём?


В Баренцбурге дороги зимой посыпают углём.

Это миф. Но он неискореним. Но каждому мы объясняем, что иногда, во время очень сильного гололеда, дороги в поселке посыпают шлаком или породой из шахты, а не углём.

Но в последнее время мы уходим от этой практики, насколько это возможно, и постепенно переходим на «отсев» – измельченную горную породу.




Уголь меняют на продукты?


Баренцбург меняет уголь на продукты из Германии.

Слава богу, этот миф мы победили, как нам кажется. И хочется верить, что он снова не появится. Уголь мы продаем за твердую валюту в страны Европы (Германия, Франция, Великобритания). Продукты мы покупаем за деньги.




Возродится ли добыча на Пирамиде?


Возродится ли добыча угля в Пирамиде?

Нет. Не возродится. Никогда.


На этом историю ПРО УГОЛЬ, считаем рассказанной исчерпывающе. Конечно, информации ещё много. И про технологию добычи, и про марки угля, и про экскурсии в шахты, и многое-многое другое. Но это уже или другие истории или истории для тех, кому интересно всё понять глубже.

Шахтерский труд сложен и опасен. И достоин уважения!





  • Wix Facebook page
  • Instagram Social Icon
  • Vkontakte Social Icon
  • Telegram
  • YouTube